Об угрозах для национальной

безопасности России, вытекающих из современной

обстановки в Афганистане

 

А.Владимиров

кандидат политических наук

 

 

            Вот уже свыше десяти лет продолжается американская военная операция в Афганистане, которая в официальном обиходе Вашингтона именуется как «война с террором». К настоящему времени для любого сколько-нибудь объективного наблюдателя уже ясно, что американцами эта война проиграна.

         Тем не менее, конфликт продолжается. И это неудивительно. Для полноценного существования американского государства регулярные войны необходимы. Иначе, встает вопрос о загрузке предприятий военно-промышленного комплекса, вопрос об утилизации старых боеприпасов, накопленных в гигантских размерах, вопрос о поддержании боеготовности личного состава вооруженных сил. Американские военные, по свидетельству наблюдателей из стран региона, непропорционально используют в Афганистане военную силу, причиняя повсеместные разрушения. Географические рамки конфликта расширяются – приграничные районы сопредельного Пакистана подвергаются бомбардировкам с американских беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Расширяется и непосредственное американское военное присутствие в Пакистане. В ноябре 2010 года принято решение о размещении военнослужащих США в столице пакистанской провинции Белуджистан – городе Кветта.

         Хотя властями США и их сателлитами по НАТО объявлен срок окончания войны – 2014 год – тем не менее, продолжающийся конфликт продолжает нести в себе серьезную угрозу миру и безопасности стран региона, а также России.

         В данном материале рассматриваются следующие аспекты угрозы, проистекающей для нашей страны из афганского конфликта:

         - наркотическая угроза;

          - террористическая опасность;

          - миграционная угроза;

          - угроза распространения религиозного экстремизма;

          - возможность распространения войны за пределы Афганистана.

         Кроме того, в более широком плане можно говорить об угрозе безопасности для всего мира. Манера ведения американской стороной дел в Афганистане и вокруг него демонстрирует вопиющее пренебрежение Вашингтона к нормам международного права, к государственному суверенитету государств. Такой пример весьма заразителен.

Основной угрозой для национальной безопасности России, проистекающей с территории Афганистана, является угроза наркотическая.

 Исторически афганские земледельцы специализировались, главным образом, на выращивании специй, в основном – шафрана. В период советского военного присутствия в этой стране лидеры душманских группировок вынуждали крестьян на подконтрольных им территориях переквалифицироваться на выращивание опиумного мака и производство героина.  Вызвано это было тем, что бандлидерам были необходимы средства для закупки вооружений, а торговля наркотиками дает прибыль, несопоставимую по своим размерам с любым легальным бизнесом.

После вывода советских войск из Афганистана, когда к власти в этой стране пришло движение «Талибан», высоко ставившее планку в плане соблюдения морали и нравственности, посевы опиумного мака были значительно сокращены и, соответственно, производство и вывоз героина снижены. 

Однако после начала т.н. «войны с террором» и вторжения в Афганистан войск США и их союзников по НАТО производство наркотиков в этой стране многократно возросло. Причем, произошло и значительное системное изменение в наркопроизводстве и наркотрафике. В этот бизнес напрямую втянулись силы т.н. «антитеррористической коалиции». В самих США уже стали аксиомой факты серьезного обогащения на базе наркобизнеса высокопоставленных американских должностных лиц, связанных с операциями в Афганистане.

Общеизвестно, что база ВВС США в Канте (Киргизия) стала перевалочным и расфасовочным центром на пути наркотиков из Афганистана к потребителям. Автор этих строк в беседах с иностранными дипломатами, аккредитованными в крупнейшем пакистанском порту Карачи, через который идут грузы на нужды коалиции в Афганистан, получал информацию, согласно которой в контейнерах, провозимых транзитом по пакистанской территории якобы для нужд войск коалиции, часто обнаруживается оборудование западного производства для изготовления наркотиков.

Все соседние с Афганистаном страны испытывают на себе воздействие колоссального наркотического потенциала этой страны. Героин ввозится в Иран и в Пакистан. Но наиболее существенные масштабы наркотрафика имеют северную ориентацию – на Россию через незащищенные границы государств Средней Азии. Согласно публикациям, ежегодно в Россию ввозится не менее 12 тонн чистого героина, что соответствует 3 миллиардам доз этого препарата. 

Неоднократные российские обращения к руководству США и НАТО с предложениями о принятии мер по радикальному искоренению наркопроизводства в Афганистане и наркотрафика с территории этой страны не находили и пока не находят адекватного восприятия. Отдельные ограниченные операции, проведенные совместно экспертами России и США, в счет не идут, поскольку они не решают проблемы. Со стороны американских и натовских партнеров в ответ на наши достаточно предметные инициативы (к примеру, об электрификации Афганистана и о создании порядка двух миллионов рабочих мест), вместо конкретных идей мы слышим лишь общие рассуждения о «западном гуманизме». Мол, если будет уничтожено производство наркотиков,  сельское население Афганистана лишится основного, а то и единственного, источника доходов.

Что кроется за таким подходом? Стремление подорвать жизнеспособность населения нашей страны? Привести дело к демографической катастрофе в России? Не исключено, зная к сколь циничным методам прибегает американское руководство и спецслужбы в своей деятельности. Можно также предположить, что кроме России в качестве целей такой политики выступают и другие «непокорные» диктату из Вашингтона страны – Китай, Иран, Индия и др. Но, что неопровержимо, так это желание отвести поток наркотиков от США, стимулируя их в других направлениях.

Как представляется, России необходимо предпринять самые срочные меры по спасению своего народа от наркоугрозы. Следует не только добиваться от США и их сателлитов предпринимать меры по пресечению и прекращению производства опиатов. Надо обращать внимание общественного мнения во всем мире на существование такой угрозы и призывать к проведению акций, способных оказывать давление на западные правительства. 

         Серьезную озабоченность вызывает исходящая из Афганистана террористическая угроза. Сами по себе талибы не рассматривают Россию как ту страну, против  которой необходимо совершать акции возмездия. Другого мнения придерживаются окопавшиеся в Афганистане и в приграничных с ним районах Пакистана главари Аль-Каиды, рассматривающие нашу страну (ошибочно или сознательно), как часть «западного мира», как союзника США, как анти-исламское государство.

         В лагерях, сохраняющихся в указанных двух странах готовятся боевики для совершения террористических актов на территории России. Именно от Аль-Каиды исходит идеология создания исламистского государства на территории Северного Кавказа. Именно здесь проходили подготовку боевики т.н. Ичкерии. По данным пакистанских правоохранительных органов в рядах боевых отрядов Аль-Каиды и движения Талибан (как афганского, так и пакистанского[1]) воюют в том числе и граждане России. И действительно, автору этих строк известны российские граждане, прибывающие в Пакистан якобы «для посещения мечетей, изучения жизни пророка». Однако, на деле они получают здесь боевую подготовку, после  чего вступают в отряды боевиков, а также направляются для совершения терактов на территории России.

         Непосредственно к террористической примыкает угроза распространения религиозного экстремизма. В регион прибывает значительное число  лиц из разных стран мира якобы для изучения ислама. Зона конфликта в Афганистане и в прилегающих к нему районах Пакистана насыщена религиозными учебными заведениями.  Даже если в них не ведется подготовка террористов, тем не менее, вместо изучения ислама как науки, как глубокой философской, этической системы, в медресе пропагандируется религиозная и национальная нетерпимость, исключительность, неприятие любых других философских и религиозных систем. Широкое распространение получает восприятие иностранцев как «крестоносцев», стремящихся нанести ущерб исламу. К примеру, всех христиан, независимо от того, относятся ли они к западному (католики и протестанты) или восточному (православные), христианству однозначно воспринимают как носителей враждебной исламу западной цивилизации, как «крестоносцев», стремящихся нанести ущерб исламу[2].

         Кроме того, стоит отметить и еще один аспект проблемы. Автору этих строк в ходе бесед с образованными пакистанцами-мусульманами приходилось сталкиваться с весьма нелицеприятными оценками идей, преподаваемых в медресе. Как отмечали собеседники, ислам преподается не как идеология мира, гармонии, красоты, философии, мудрости – всего того, что издревле ценилось в восточной цивилизации, а как учение, выработанное малограмотными муллами. В Пакистане даже появился термин, обозначающий такую идеологию – «муллаизм».

         Однако, такая идеология становится весьма привлекательной для людей, измученных многолетней войной, живущих в условиях крайней бедности и не имеющих по сути дела никакой надежды на улучшение ситуации.  

         Серьезную угрозу для безопасности как России, так и всего пространства СНГ представляет перспектива распространения войны, охватившей Афганистан, на соседние государства. Причем, от этого не застрахована ни одна сопредельная с Афганистаном страна.

Как уже отмечалось выше, ни для кого не является секретом, что для американских военных, спецслужб, да и для целого  ряда высших должностных лиц США такие понятия как международное право, государственный суверенитет, нерушимость границ являются лишь ярлыками, пустыми лозунгами, мешающими реализации геополитических замыслов Вашингтона. Зачастую американские военные не считают себя связанными даже просто общепринятыми в цивилизованном обществе нормами поведения. Иначе как объяснить американские бомбардировки с использованием БПЛА территории Пакистана – одного из самых лояльных союзников США.

Фактически все страны региона стали как бы «соседями» США.  Против них Вашингтон в любой момент может объявить «превентивную войну», в ходе которой «лица, подозреваемые в терроризме»[3], будут безжалостно уничтожаться, наряду с проживающими по соседству мирными жителями.    

         Новая стратегия Б.Обамы в Афганистане может негативно отразиться на соседнем Пакистане. В качестве одного из поводов расширения войны может быть использован факт сохранения баз талибов на территории Пакистана. По сообщениям пакистанской прессы, командующий контингентом НАТО в Афганистане генерал Д.Петреус в свое время неоднократно предлагал администрации Дж.Буша планы проведения боевых операций на территории Пакистана. Причем, делал он это настолько часто, и настолько решительно отказывался принимать во внимание возможные  негативные последствия принятия положительного решения на сей счет, что заговорили даже о его «навязчивой идее» распространения войны на Пакистан. 

         Подобная перспектива сохраняется и в период правления администрации Б.Обамы. Особенно отчетливо она проявилась после поражения демократов на промежуточных выборах в Сенат и Палату представителей в ноябре 2010 года. Вполне закономерно предположить, что в новых обстоятельствах будет иметь место повышенное давление на Б.Обаму и его правительство в целях достижения военного успеха в Афганистане. В этом случае, для обеспечения такого успеха, может потребоваться вторжение американских сил в Пакистан, чтобы нанести поражение окопавшейся здесь группировкой талибов во главе с С.Хаккани.

         Следует учитывать и еще один момент. Как видится, истинной причиной вторжения США в Афганистан была не борьба с Аль-Каидой и Талибаном.  Вашингтон интересовали, во-первых, огромные и практически нетронутые природные ресурсы этой страны. Во-вторых, создавался плацдарм для дальнейшего продвижения в Среднюю Азию и создание здесь плацдарма с выходом на южную границу России. Кроме того, имело значение и то, что такой плацдарм можно было бы использовать как инструмент давления на Иран, Индию и Китай.

         Учитывая давние исторические, религиозные, этнические связи Афганистана с государствами СНГ в Средней Азии нельзя исключать американских военных провокаций и против этой группы государств.

         Российской стороне, как видится, следовало бы хорошенько оценить складывающуюся в этой связи ситуацию и заблаговременно подготовить адекватные ответные шаги. К примеру, пока нет ясности, как будет вести себя Россия в случае американского военного вторжения в Таджикистан или Туркменистан?

         Конфликт в Афганистане имеет непосредственную связь с замороженным кашмирским конфликтом. Достаточно вспомнить, что в обоих кризисных ситуациях в качестве основной боевой силы использовались боевые отряды этнических пуштунов. Соответственно, война в Афганистане имеет потенциал распространения на территорию Кашмира, что приведет к прямой вовлеченности в нее Индии и Пакистана, располагающих ядерным оружием.        

         Вооруженные конфликты во всех случаях приводят к перемещению населения, опасающегося за свои жизни. Такие перемещения  происходят как внутри стран, так и через государственные границы. Соответственно, можно говорить о миграционной угрозе, в том числе для России, таящейся в нынешней ситуации в Афганистане.

         Сохранение, а также возможное расширение и распространение конфликта в Афганистане приведет к появлению беженцев из этой страны и  из регионов сопредельных государств, затронутых войной. Только в одном Пакистане насчитываются миллионы беженцев из Афганистана и внутренне перемещенных лиц из приграничных с этим государством регионов. 

         В поисках средств для выживания беженцы отправляются в третьи государства в надежде получить работу. В случае, если конфликт захватит государства Средней Азии, из них в Россию будет  прибывать еще большее число мигрантов. Будет срабатывать надежда на то, что сохраняющееся у граждан этих стран знание русского языка поможет найти работу. Кто не найдет работу, может отправиться дальше – в страны Европейского Союза.

         Переселенцы как из Афганистана, так и из государств Средней Азии, в большинстве своем, не имеют высокой профессиональной квалификации.  Как правило, они рассчитывают на получение мест, связанных с ручным неквалифицированным трудом. Однако, рынок подобных вакансий, и без того криминализированный, уже переполнен выходцами из этих государств. Прибытие новых соискателей рабочих мест вызовет новый всплеск преступной активности.     

         Создает для России неблагоприятную ситуацию и транзит беженцев и трудовых мигрантов в страны-члены Евросоюза. Между Россией и ЕС подписано соглашение о реадмиссии, согласно которому выявленные в европейских государствах нелегальные мигранты выдворяются в страну,  из которой они прибыли. Таким образом, транзитные мигранты лишь временно остаются вне пределов России. 

 

                            *                                 *                             *

 

         Угроза терроризма существует во всех странах мира. Провальная политика США в Афганистане, основанная на преподнесении уроков другим государствам, свидетельствует, что  с такой угрозой надо бороться совместно. Что касается Южной Азии, то необходима выработка региональной парадигмы решения возникающих проблем.  Вырабатывать же ее надо исключительно на основе консенсуса всех заинтересованных государств без малейших признаков диктата.

            По итогам рассмотрения проблем, поднятых в материале, хотелось бы высказать следующие рекомендации:

1.     России необходимо проводить более активную политику в регионе Южной Азии.

2.     Более частыми и регулярными должны стать консультации с внешнеполитическим ведомствами стран региона по актуальным международным вопросам, представляющим взаимный интерес.

3.     Следует назначить  спецпредставителя Министра иностранных дел по Южной Азии в ранге посла по особым поручениям.

4.     Предлагается занимать более активную позицию по проблеме Кашмира, имеющей непосредственную связь с афганским урегулированием.

5.     Включать вопросы афганского урегулирование в повестку дня российско-индийских межмидовских консультаций.    

6.     Инициировать переговоры российских представителей с представителями движения «Талибан» о перспективах пост-американского обустройства Афганистана. В ходе переговоров дать понять, что Россия готова серьезно инвестировать в развитие топливоэнергетической промышленности этой страны, сельское хозяйство, горно-добывающую промышленность.  

7.     В ходе переговоров и консультаций в официальными представителями США следовало бы давать критическую оценку американскому военному присутствию в Афганистане.

8.     Важное значение для укрепления наших позиций в регионе имело бы расширение экономического сотрудничества со странами региона.

 

 

    

 



[1] На территории Пакистана действует т.н. «Движение Талибан Пакистана» или «Техрик-э-Талибан Пакистан» (сокр. ТТП), родственное афганскому Талибану и координирующее с ним свои действия – А.Д.

[2] Отчасти такое отношение к западным государствам объясняется тем, что в свое время Дж.Буш провозгласил «крестовый поход» против Аль-Каиды. – А.Д.

[3] В ходе войны американские военные для оправдания ударов по мирному населению применяют  термин «лица, подозреваемые  в терроризме» (“suspected terrorists’), не утруждая  себя доказательствами их причастности к терроризму – А.Д.