Кто Вы, «лавочник из Кветты»,

                 или Ходжа Насреддин в большой политике

                     (на уроке восточной дипломатии) 

 

Первая реакция – недоумение, удивление и даже шок.

Шли секретные переговоры. Вдруг один из участников исчезает с большой суммой денег. Для прессы никаких внятных комментариев. Скандал.

Что было? Элементарное мошенничество, тонкий дипломатический ход, намеренный розыгрыш, очередные приключения Остапа Бендера или какой-то другой вариант сценария, например, восточный…

 

                            «Народ подобрался покладистый,

                    можно сказать, душевный, с огоньком»

 

Секретные переговоры о мирном урегулировании между Афганистаном и движением «Талибан» при участии США, НАТО и Пакистана. 

До начала было понятно, что заявленная тема во многом условна и практически обречена на провал. Разыграна многоходовая дипломатическая комбинация с целью обеспечить такую стабильность в Афганистане, которая сохранилась и после вывода войск США и НАТО.

Западный лагерь должен дожидаться, пока противостоящий восточный стан не перегруппирует силы так, чтобы ослабить позиции «непримиримых» талибановских лидеров и исключить возможную будущую междоусобицу.

Афоризм «Восток – дело тонкое» подходит к этому мирному форуму больше, чем какому-либо другому событию. Он вообще оказался в густом тумане тонкого восточного иносказания. Например, где прошли три встречи форума? По данным некоторых СМИ, две – в Кабуле, одна – в Кандагаре. А другие указывали только на столичный Президентский дворец. Когда? В таком же неопределенном, как и пространственном, временном континууме - с сентября по ноябрь.

Позиции сторон? Радикальные талибы придерживаются средневековых нравственных воззрений и упорно свертывают вспять стрелки современности. Их главный постулат характеризует и точку зрения Вашингтона: «Американцы живут по часам, а наше время - вечность». И намекают, что те все равно уйдут, а что потом…

Однако в целом, если судить по весенне-летнему подготовительно- консультационному ажиотажу, девизом форума стали слова «время не ждет», когда пора действовать.

 

                                  «Махмуд! Зажигай!»

 

Первая встреча преподносит сюрприз-бомбу. Представитель «Талибан» мулла Мансур – вовсе не мулла Мансур. Произошла замена. «Поле покинул» министр гражданской авиации в правительстве «Талибан» до вторжения США в 2001 году, «второй номер» в иерархии движения, главный «менеджер» по закупкам вооружений, а в печати его еще называют талибом «старшего поколения». Вместо такого «тяжеловеса», который полностью соответствовал роли ключевой фигурой в мирном урегулировании, «на поле вышел» «Некто» - «Самозванец».

Весьма неожиданный номер с «переодеванием». И «Самозванец» в центре медийного внимания. Излагает условия «Талибан»: лидерам - безопасное возвращение на родину, бойцам – работу, арестованным - свободу. Ни слова о выводе иностранных войск, ни о предоставлении министерских портфелей. Непримиримые сдали позиции?

Нисколько. В комментариях для прессы афганские представители отмечали: «Самозванец» - «моложе» и «ниже ростом» муллы Мансура, а также «владеет ситуацией» и «разбирается в иерархии движения». Без восточных аллегорий, то есть на языке бисмаркской реалполитик, он принадлежит к либеральному («моложе») и не такому амбициозному («ниже ростом»), т.е. умеренному, течению «Талибан».

Вот откуда столь мягкие условия. И недвусмысленное послание отправлено сторонникам непримиримого, радикально-экстремистского курса: Время – вечность, но зиму сменяет лето. «Лед тронулся!» 

 

               Салям алейкум! почтенный Ходжа Насреддин!

 

Ловкое владение приемами восточной дипломатической игры перед прессой продемонстрировал намеренно немногословный президент Афганистана Х.Карзай. Меньше ясности, больше резонанс. И получил немало всяких откликов.

«Карзай заявил, что никогда не встречался с Мансуром», - писали все. «Президент хитрит. Ему нельзя верить» - самый нейтральный комментарий. Но Мансура не было на встрече. И президент говорил правду, но двусмысленную со смещением понятий. Он только подтверждал, что экстремистское крыло не участвует в начавшемся мирном процессе. И упомянул Мансура как повод для некоего уточнения, если не обращения. В чем же дело?

 «И хитрили они, и хитрил Аллах, а Аллах — лучший из хитрецов», - читаем в Коране. И вот еще иллюстрация событий в Афганистане с 2001 года: «Поистине, лицемеры пытаются обмануть Аллаха, тогда как Он обманывает их».

Значит, восточный стан намеренно использует допустимые в такой ситуации средства:

 

                                              Уловки и лукавство,

                                     Обманы, хитрость и коварство.

                        И буквально точечное использование каждого слова.

 

И что касается «хитрого» заявления Карзая, то встретился только один комментарий с намеком о восточной игре. Агентство АП отметило: «Карзай заявил на пресс-конференции, что никогда не встречался с Мансуром, но он не говорил о том, что мог встретиться с самозванцем». Был там, но не та том месте, видел того, но не тогда. Так это же в стиле муллы Ходжи Насреддина, афганского национального героя. Вот, кто вдохновил восточный стан на постановку грандиозного спектакля.

Номер с «переодеванием» представителя «Талибан» – любимую уловку Хаджи Насреддина – уже испытал на себе с определенным успехом сам Х.Карзай. «Долой!» - родной пуштунский тюрбан. «Здравствуйте!» - каракулевый «пирожок» и таджикско-узбекско-туркменский (больше 45 процентов населения) халат-чапан. И все прочие вокруг форума словесные уловки, будто лукавый мир великого рассказчика и мудреца.

 

                            «Нет, кто ты такой, я спрашиваю?!»

 

С этим миром связаны еще три настоящие насреддиновские загадки от официального Кабула. Со ссылкой на афганскую разведку и безымянных официальных лиц, в СМИ появились три акцентные характеристики представителя умеренного крыла «Талибан»: «Лавочник из Кветты», «Смиренный лавочник» и «Он – очень умный человек».

 «Лавочник из Кветты» - не просто словосочетание, а весьма глубокий идеоматический неологизм. Механически сканировать его в память, как какого-то «торговца из города Кветта», было бы упрощенно и ошибочно. Мы, в России, не можем назвать неизвестного, который заменил муллу Мансура, «Мистером Икс». Под этой «маской»-идиомой скрывается конкретное лицо - циркач и граф. А самозванцем можем. Их в нашей истории было около сорока человек.

Но ведь еще есть конкретные «Начальник Чукотки», «Человек ниоткуда», "Гонец из Пизы", «Незнакомец из Менга» - агент кардинала Ришелье и напарник Миледи, и масса других примеров. В таком пестром ряду новое афганское выражение теперь займет  достойное место.

«Лавочник из Кветты» расшифровывается как высокопоставленный талиб, причем, разумеется, мулла, из Кветта шуры. Потому что Афганистан называют страной лавочников, и лавочник – это просто афганец, то есть пуштун. Потому что пуштуны в большинстве своем посещают духовные школы – медресе. И эти выпускники опять же в большинстве своем становятся талибами. И потому что в Кветте, 750-тысячной столице пакистанской провинции Белуджистан, давно находится совет руководства афганских талибов «Кветта шура». Кроме того, в Кветте обосновался обширный клан президента Х. Карзая. И этот мулла легко оказывается его дальним родственником или приближенным к могущественной семье.

Словосочетание «смиренный лавочник» обращает внимание, прежде всего, на духовное звание талиба – мулла. А также намекает на то, что взятые (будто) им деньги, то ли американские, то ли британские, не пропадут. Их увел не какой-нибудь джентльмен удачи и идейный борец за денежные знаки типа Остапа Бендера. Западу не стоит «за них особо беспокоиться». Там, где мулла Насреддин, «таньга» с шестью нулями сама в песок не зарывается. И здесь в назидание европейцам: учитесь расставаться с деньгами на Востоке легко, господа!

«Он – человек очень умный» - однозначная похвала молодому мулле как человеку, который в сложившейся непростой обстановке делает правильный выбор и выступает с объективных жизненных позиций. И это особо подчеркивает однозначность и ясность выбранной словесной конструкции. В целом характеристика представляет собой также обращение к радикалам-экстремистам: «Одумайтесь, мы, все-таки, люди, «человеки», живем уже в двадцать первом веке».

Заметим, ни в одной из приведенных насреддиновских загадок для расшифровки в конечном итоге, в разгадке, не фигурирует понятие «торговец». Молодой мулла – ни в коем случае не лавочник.

На этом завершается внутриполитическая и начинается внешнеполитическая часть восточного сценария. И как вступление к ней:

 

                  «Нет, это – не Рио-де-Жанейро», или

                          о том, чего не было в Кабуле

 

Восточный сценарий полностью исключает разразившуюся в СМИ «войну разведок», о которой много писали и упоминают до сих пор.  Она провоцировалась и подогревалась искусственно.

В таком контексте ни британская «МИ-6», ни пакистанская Межведомственная разведка (ISI) вместе или по отдельности заслать лазутчика не могли. Хотя получалось: «Ох!» и «Ах!», какие службы. Но не нужно им дутых заслуг, у них и реальных предостаточно. 

Читать выдумки о том, кто создал суперагента «Самозванца» и помог проникнуть на высокопоставленный форум, было весьма занятно. Как и историю о таинственном исчезновении лазутчика с прихваченной им большой суммой денег западных налогоплательщиков. Прекрасный ход для детективного романа – заявление одного из участников: «Нам сверху видно все», и известно, где хранится пресловутый «чемоданчик» и прочее.  

Все события на трех встречах представляются восточносказочными. Спроецируем, к примеру, начальный эпизод на Россию. Представим не восточный Президентский дворец в Кабуле, а Каминный зал Первого корпуса Кремля, и все реалистично встает на свои места.

 

                  «Лицемеры пытаются обмануть Аллаха?»

 

Но не мог Восток в рамках солидной дипломатической игры удержаться от того, чтобы не попытаться язвительно уколоть Запад. И посмеяться над ним с некоторым явным предупреждением.

Представим пресс-конференцию, корреспондент быстро фиксирует характеристики «Самозванца» и ставит три восточные загадки вместе. Третья загадка - «Он – человек очень умный» - выглядит на фоне первых двух длинной и неудобной для включения в авторский текст. И вроде автоматически напрашивается замена местоимения на существительное. Если в первом случае упоминается «лавочник», а потом и во втором, значит, и третьем случае можно спокойно писать «умный лавочник». И так поступили некоторые западные СМИ, в том числе «Вашингтон пост».

Но кто он такой? Здесь тоже видна какая-то тонкая словесная игра. Поскольку понятно, что молодой мулла, представитель умеренного крыла «Талибан» - не лавочник, то словосочетание «умный лавочник» будет относиться к кому-то другому. К кому?

В некоторых известных англоговорящих странах сейчас так называют в шутку и всерьез управляющих магазинами, которые способны организовать бойкую торговлю. Но тот, кто задумывал играть в слова, имел в виду кого-то совсем иного.

А что если за основу взят известный афоризм, который приписывают Наполеону? Во время Континентальной блокады он выдал: «Англия – нация лавочников». Но здесь смысл – однозначно отрицательный и даже «ругательный». А может как раз это и составляет смысл и цель веселой словесной игры?

Ведь дословно Наполеон взял фразу у знаменитого шотландца Адама Смита из фундаментального труда «Исследование о природе и причинах богатства народов». Экономист пространно описал и дал недвусмысленную оценку действиям, скажем, обычных английских лавочников и «Англии - нации лавочников» в середине 18-го века. Если очень коротко, они обеспечивали свои доходы любыми средствами. И в этом заключалось содержание недальновидной сдерживающей политики метрополии по отношению к колониям. Речь шла о многих позициях товарной продукции.

А сегодня речь уже заходит о ставках гораздо более серьезных – богатых залежах полезных ископаемых и прокладке крупных трубопроводов. По выкладкам А.Смита выходило, что в мирное время метрополия с лихвой восполняла все расходы на проведение военных колониальных кампаний. Так не в этом ли «смысловом» направлении с учетом постоянно действующей оси Лондон - Вашингтон и запущена восточная «словесная» стрела об «умном лавочнике»?

 

                                   «Джавдет мой!»

 

Нелавочник из Кветты, как человек действительно смиренный и умный давно все понял. Время идет одинаково для всех: только вперед. Навязываемые старые экономические порядки, как и средневековые морально-нравственные устои, ему вряд ли по нраву.

А когда что-то не по нраву, в нем могут проснуться и другие качества, свойственные восточному понятию «лавочник». Вспомните, как абстрактную аналогию, друга Робина Гуда – беглого монаха, здоровяка и бойца, отца Тука и его ироничную смиренность. Или «мнимого», «смиренного лавочника»  месье Кокле, его узкий лоб и звериный взгляд, в одном из романов Понсон дю Террая о похождениях Рокамболя.

«Лавочник» - это и воин-моджахед, который днем для отвода глаз скрывается на рынке под личиной торговца, а ночью «откапывает винтовку» и участвует в боевых операциях. Он – и смертник-ассасин. Ассасины - родоначальники террора. Одурманенные наркотиками, они вырезали еще крестоносцев. И их потомки сейчас живут в том же в Пакистане, где и находится Кветта. «Суфизм в Персии, прокурившейся опиумом, был просто вышвырнут, и безнадежно дегенерировал в суннитских странах, – писал известный востоковед, исследователь истории и философии исмаилизма В. А. Иванов. - Легендарные «ассасины» стали просто лавочниками».

«Уходя, уходи, когда придет срок. Только на совсем. Время – вечность. А земным делам и порядкам часовая стрелка отмеривает срок. На смену лету приходит зима. «Лед тронулся!»» - вот смысл международного послания в образе, созданном Восточной дипломатией. Весьма  красноречивый «мессидж»…

 

                          О дедуктивном методе Шерлока Холмса

 

Конечно, на первый взгляд, рассмотренная версия кабульского мирного форума под восточным углом зрения, выглядит фантастичной. Но слишком в ней все точечно-дроновски выверено. Характеристики «Самозванца» – яркие, и складываются в одну картину. Та в свою очередь во многом совмещается с реальностью. И сама будто говорит: хоть и витиевато, но доходчиво.  

Может быть, восточная версия – лишь случайное совпадение фактов, как логических посылов. И дедуктивный метод Шерлока Холмса, который ведет к восточным выводам, не применим?  Мысль интересная, но в любом случае эту версию защищал бы Ходжа Насреддин. Восточные мудрецы говорят, за любым сказанным словом всегда должны стоять вечное понятие «мышление» и, связанная с ним, но превосходящая по форме и содержанию, «мудрость».

«Запомни мои слова, - учил Ходжа Насреддин, - и думай над ними неотступно днём и ночью - и тогда ты постигнешь заключающуюся в них премудрость». И с этой историей, разыгравшейся в Кабуле, мулла сам будто помолодел, стал нашим современником и, конечно, придумал новую притчу. 

                    

                 Как Ходжа Насреддин выводил оккупационные войска

 

Пришли к почтенному мулле Ходже Насреддину его друзья из западной коалиции, чтобы еще раз поесть вчерашнего наваристого супа. Мулла залил кипяток в чан с вкусными каплями на дне и говорит:

- Угощайтесь, гости дорогие, моим жирным бульоном.

Те понюхали хваленое варево, переглянулись и приняли решение вывести коалиционно-оккупационные войска. И никогда больше даже не пробовать причинять своими каверзами неудобств почтеннейшему. А то возьмет и кликнет «лавочника из Кветты» - бородатого «смиренного» муллу, молодого, невысокого, коренастого дядьку. Мало никому не покажется!

 

Сергей Кондаков